Кирилл Кондрашин

🇷🇺 СССР, дирижёр

06.03.1914 — 07.03.1981

Дебютировал в 1934 в Ленинграде. В 1937-41 работал там же в Малом оперном театре. В 1943-56 в Большом театре, где был участником постановки опер “Галька” Монюшко, “Проданная невеста” Сметаны, “Вражья сила” Серова, “Снегурочка” Римского-Корсакова. После 1956 выступает в основном как симфонический дирижер. С 1960 главный дирижер симфонического оркестра Московской филармонии. Кондрашин был первым исполнителем 13-й симфонии Шостаковича. В 1978 эмигрировал в Нидерланды, где выступал с амстердамским оркестром “Консертгебау”.

Wordpress spectrum audio

Деятельности Кондрашина посвящена обширная статья 2014 года на сайте ClassicalMusicNews.ru, выдержку из которого я публикую здесь. С полной статьёй вы всегда можете ознакомиться на сайте.

6 марта исполняется 100 лет Кириллу Кондрашину, одному из самых значительных дирижеров советской эпохи, лауреату двух Сталинских премий, народному артисту СССР, невозвращенцу.

В 1978 году он остался на Западе, в 1981 году скоропостижно умер сразу после исполнения Первой симфонии Малера в Концертгебау.

Несколько человек разных возрастов, которым есть что сказать о Кирилле Кондрашине, собрались вместе: его младший друг и коллега дирижер Александр Лазарев, много лет проработавший под его руководством в оркестре Московской филармонии трубач Вячеслав Трайбман, заставшая его в самом начале своей профессиональной жизни арфистка Анна Левина и его внук, виолончелист Пётр Кондрашин, 1979 года рождения.

Александр Лазарев: <…> Кирилл Петрович возглавлял оркестр Московской филармонии. Этот оркестр находился не в самом хорошем финансовом положении относительно таких коллективов, как Большой театр или Госоркестр. Но благодаря его стараниям встал с ними в один ряд. Все, что делал Кирилл Петрович, вызывало беспрецедентный интерес. <…>

<…> Широта интересов Кирилла Петровича, его программы всегда вызывали у меня глубокое уважение. Потому что это была работа. И в этом смысле для меня есть параллель между Кондрашиным в Москве и Мравинским в Ленинграде. Ничего подобного на сегодняшний день не существует. Ни в Москве, ни в Ленинграде. Я имею в виду — такой дирижерской работы, скрупулезной, детальной, до конца. <…>

Вячеслав Трайбман: <…> Алик [флейтист оркестра] рассказывал, что когда они в Париже были, Кирилл Петрович всему оркестру купил билеты на Эйфелеву башню. А я помню, когда мы были в Колумбии — вдруг приходит папа (так мы называли Кирилла Петровича) со здоровенным мешком. В мешке были жареные тараканы — чтобы мы попробовали. И всем заказал пива. <…>

Анна Левина: <…> Помню, я только поступила в оркестр. И приезжает к нам дирижер Шарль Брюк. Первая репетиция. В программе — «Море» Дебюсси. А там есть что поиграть арфе. А оркестрового опыта у меня никакого. И мне попались старые французские ноты, где подряд на одной странице идут партии первой и второй арфы. Мне никогда такое раньше не попадалось.

В результате, как только я перевернула страницу, я, естественно, начала играть первую строчку. А я сидела на второй арфе. И я понимаю, что что-то не то, паника жуткая. И вдруг тихо-тихо голос сзади: «А-ня». По слогам. Кирилл Петрович, оказывается, стоял прямо за мной. Он знал, что я без опыта. Было ощущение, что мне дали понюхать нашатырный спирт. <…>

Пётр Кондрашин: При этом известно, что Кондрашин очень строгий был человек. Если трубач киксанул, то он потом на него минут 15 мог смотреть. Вот я представляю, каково бы мне было, если б на меня 15 минут подряд дирижер смотрел!

Полный текст статьи доступен по ссылке. Приятного чтения!